на главную страницу>>
Сельскохозяйственные выставки и ярмарки

Показу достижений сельскохозяйственной науки и практики, приобщению к ним всех желающих способствовали выставки и выставки-ярмарки. Если ярмарочная традиция в России уходила своими корнями еще в средневековье, то выставочное дело было явлением относительно новым: сколь либо заметные выставки появляются лишь в середине XIX в. 
По своему характеру и содержанию сельскохозяйственные выставки можно разделить на несколько типов: 

- входящие как составная часть в многоотраслевые народнохозяйственные выставки; 
- общие сельскохозяйственные выставки;
- специальные выставки, ориентированные лишь на одну или несколько отраслей сельского хозяйства. 
Разными были выставки и по своим масштабам: всероссийские, региональные (с участием представителей нескольких губерний), губернские и более мелкого уровня (уездные, волостные). 
Основной целью выставок было распространение научных знаний, технологий, передового отечественного и зарубежного опыта. Кроме того, выставки служили местом заключения сделок, изучения спроса на сельскохозяйственную продукцию и технику, а также на оборудование и материалы, необходимые для их производства. 
Из общих сельскохозяйственных выставок наиболее значительными были Петербургские 1850 и 1860гг., Московские 1864 и 1895 гг., Харьковская 1887 г. и Киевская 1913 г. Среди специальных следует отметить животноводческую выставку в Холмогорах Архангельской губернии 1857 г., коневодческую в Москве 1866 г., Харьковскую и Московскую по овцеводству 1870 г., Петербургские по птицеводству (1880 г.) и пчеловодству (1899 г.). Проводились общие и специальные выставки и в других губернских центрах России. 
Несомненно, подготовка к реформе 1861г. и ее проведение стимулировали развитие сельскохозяйственного выставочного дела в России. Новый импульс дала ему Столыпинская реформа. Передовые знания и опыт сразу были востребованы как нарождающимся классом крестьян-собственников, так и многочисленными специалистами (к их числу относились агрономы, землемеры, преподаватели сельскохозяйственных учебных заведений, земские деятели, государственные чиновники, так или иначе связанные с аграрными преобразованиями). 
Выставочное дело развивалось невероятно быстрыми темпами. За 1909 — 1913гг. в России было проведено 3380 сельскохозяйственных выставок, в том числе в 1913 г. — более 1 тыс. Естественно увеличивались и расходы на их проведение — за 5 лет почти в 10 раз. Субсидирование осуществлялось как по государственной линии (через Департамент земледелия), так и со стороны земств, сельскохозяйственных обществ, частных лиц. 
Менялось и наполнение выставок. Все больше демонстрировались приемы организации производства в условиях хуторского хозяйства, делался упор на переход от зерновой монокультуры к животноводству и другим интенсивным отраслям, ранее мало распространенным в крестьянской среде. О внимании, уделяемом сельскохозяйственным выставкам со стороны верховной власти, говорит тот факт, что наиболее значительные из них проводились под патронажем членов царской семьи. Например, покровителем Всероссийской киевской сельскохозяйственной, фабрично-заводской и торгово-промышленной выставки был наследник престола великий князь Алексей Николаевич. Под покровительством самого царя проходила Всероссийская выставка плодоводства, виноградарства и огородничества (1913 г.), устроенная Российским обществом садоводов в честь 300-летия династии Романовых, а также выставка «Русская Ривьера», устроенная обществом изучения Черноморского побережья Кавказа. Принц Александр Ольденбургский курировал Всероссийскую гигиеническую выставку «Питание и пищевые продукты». Почетным попечителем Южно-русской областной сельскохозяйственной, промышленной и кустарной выставки в Екатеринославле, проведенной. в 1910 г., стал П. А. Столыпин. 
Об этой выставке имеет смысл рассказать подробнее. Она была организована по решению Екатеринославского земства и в основном за счет его средств. Ей предшествовал целый ряд уездных и сельских выставок; ранее (в 1890 г.) состоялась и губернская сельскохозяйственная выставка. Губерния выгодно отличалась от соседних большой и разносторонней агрономической деятельностью, широким распространением знаний, передового опыта, приемов ведения сельского хозяйства, прогрессивной сельскохозяйственной техники. Здесь устраивались опытные поля и случные пункты, были открыты центры по продаже сельскохозяйственных машин и орудий, на средства земств посылались агрономы для ознакомления с зарубежным опытом. 
Екатеринославская выставка оказалась весьма дорогостоящим предприятием. Затраты на ее проведение составили 562 тыс. руб., а доходов она принесла только на 334 тыс. руб.; разница покрывалась за счет земства. Столь большие затраты объяснялись тем, что выставочный городок, состоящий из большого числа высокохудожественных в архитектурном отношении зданий и сооружений, был выстроен заново на заброшенном болотистом пустыре. 
На выставке была широко представлена деятельность земств Екатеринославской, Полтавской и Таврической губерний в самых различных направлениях — от земской медицины и ветеринарии до страхования, народного образования, земской почты и т. д. Однако главным содержанием выставки стали достижения в сельском хозяйстве, сельхозмашиностроении, других отраслях промышленности и кустарных промыслах. Особый интерес у посетителей вызывали сельскохозяйственные машины, представленные в большом количестве, произведенные в основном российскими заводами (из Одессы, Елисаветграда, Николаева, Харькова, Сормово, Коломны, Прибалтики и т. д.). Здесь же экспонировалась и зарубежная техника. 
Возможности многих новых машин демонстрировались непосредственно в деле, на близлежащих, отведенных для этого полях (самосбрасывающая жатка, паровые плуги, сеялки и др.). В альбоме, посвященном описываемой выставке, говорится: «Отметим особо еще акционерные общества Коломенского завода и мальцовских заводов, показавшие в своих собственных павильонах, что русское сельскохозяйственное машиностроение ни в чем не уступает заграничному производству» [4, с. 43]. 
В этом же источнике читаем: «Здесь царило постоянное оживление, группы учеников, учениц, толпы крестьян, наконец, масса горожан — все это толпилось подле интересных и поразительных по технике машин, наглядно показывающих, какие поразительные успехи достигнуты в области сельскохозяйственного машиностроения. Все почти машины были большую часть дня в движении, и всякий наглядно мог видеть, какая удивительная работа производится остроумными системами, совершенно заменяющими человеческие руки. Особенное впечатление производили колоссальные самоходы-локомобили, тянувшие за собой многолемешные плуги. Если вспомнить, что еще сравнительно недавно новинкой считались буккера, эти культиваторы, едва царапающие землю, то придется прямо поражаться и успехам техники, и тому быстрому распространению, какое получили все новые машины». 
Все это — прямое свидетельство того, что подъем в сельском хозяйстве, вызванный Столыпинской реформой, создал усиленный спрос на новые высокопроизводительные машины, стимулируя развитие отечественного машиностроения. Мы видим также, что власть, как центральная, так и местная (земства), энергично способствовала широкому распространению в крестьянской массе знаний и передового опыта. Кроме того, становится ясным, что Россия к началу мировой войны не была такой уж отсталой в техническом отношении страной, коль скоро производила машины, не уступающие мировым аналогам. Это подтверждала не только представленная на выставке сельскохозяйственная техника, но и промышленное оборудование (дизельные моторы, нефтяные двигатели, динамомашины, газовые двигатели, паровозы, вагоны и т. д.). 
Рядом с павильонами, показывающими достижения в машиностроении, располагались живые экспонаты. «Отдел животноводства показал, что оно стоит у нас теперь достаточно прочно и высоко и что даже уменьшение количества свободных степей и быстрая распашка земли под хлеба не может уже ему повредить. Рядом с отделом был большой ипподром, на котором производились ежедневно выводки лошадей и рогатого скота, привлекавшие всегда целые толпы зрителей. Действительно, приятно было полюбоваться после машин на живые, сильные, могучие животные организмы». Таким образом, наметился сдвиг и в традиционно отсталом в России животноводстве. 
Полеводство также не было обойдено вниманием — натурные, экспонаты, журналы и книги, фотографии теснились на стендах; посетители могли ознакомиться и с образцовыми полями.
Успехи владельцев крупных имений и образцовых крестьянских хозяйств были представлены одинаково широко. Можно было наблюдать севооборот в миниатюре — поля озимой и яровой пшеницы, картофеля, люцерны, других культур. Показывался весь набор сельскохозяйственных машин, имеющихся в том или ином хозяйстве, хорошо зарекомендовавших себя в условиях южной зоны России; демонстрировалось и хозяйство украинского крестьянина, в том числе внутреннее убранство его хаты.
Настоящей сенсацией стал показ американской фермы. В естественном виде были воссозданы поля типичного фермерского хозяйства штата Небраска, животноводческие помещения, набор сельскохозяйственной техники, система кормоприготовления, включая диковинные в то время для России силосные башни и др. 
Екатеринославская контрольная семенная станция разместила материалы, показывающие степень засоренности полей в крестьянских хозяйствах. При этом обращалось внимание на то, что «в частных хозяйствах дело обстоит, конечно, лучше, вот почему земство и направляет всю деятельность свою по очистке зерна в сторону крестьянского хозяйства, усиленно пропагандирует распространение триеров и продает семена, уже гарантированные от нежелательных примесей». 
Эта же станция приводила данные о влиянии удобрений на урожайность; о результатах первых пяти лет выращивания кукурузы, оказавшейся очень выгодной для южных губерний России; рекомендовала структуры севооборота, сроки посева. Экспонировались сельскохозяйственная литература, журналы, всякого рода календари, справочники по работе с Крестьянским банком и т. д. 
Посетители не уходили с выставки с пустыми руками — что-то покупали, что-то получали бесплатно. «Крестьяне с жадностью разбирали брошюры, изданные земством, с нескрываемым восхищением наблюдали работу машин, с полным вниманием слушали объяснения и целые лекции земских агрономов. Перед вами была не просто выставка, а образцовая школа под открытым небом, школа, в которой создаются и проводятся в жизнь новые понятия, новые ценности. Толпы крестьян разносят теперь по деревням и селам те драгоценные для культуры знания, которые они получили на выставке в земском агрономическом отделе, и важнее всего то, что эти знания были систематичны, что в них не было ничего случайного, что они были доступны и понятны каждому».
Выставка стала настоящей школой также для специалистов и предпринимателей, представлявших самые различные отрасли. Здесь не только можно было увидеть достижения науки и практики, но принять участие в дискуссиях по интересующим вопросам. 
Было прочитано и обсуждено 55 докладов по самым различным направлениям, в том числе 6 из них на общих собраниях, остальные — по секциям. Вот темы некоторых из них: «Основные принципы экспертизы сельскохозяйственных машин и орудий», «О положении сельскохозяйственного машиностроения в России», «О таможенном обложении сельскохозяйственных машин и орудий», «О зависимости успеха агрономических мероприятий от уровня общей культуры сельского населения», «О недостатках русского патентного дела» и др. 
 
 

Далее...